27 января 2012 г.

Гунашева Аминат, Зугайрова Наида
Хасавюртовский педагогический колледж имени З.Н. Батырмурзаева

ПЕРИПЕТИИ ТВОРЧЕСКОЙ СУДЬБЫ ПИСАТЕЛЯ МАГОМЕДА ГУНАШЕВА

Известный аварский поэт, член Союза писателей СССР, журналист, ветеран труда Магомед Гунашевич Гунашев родился в селении Цатаних Унцукульского района в 1935 году. Ныне проживает в Хасавюрте.
В раннем детстве испил горькую чашу сиротства. Будучи школьником, он читал свои стихи на школьных концертах, вечерах. Однажды поэты Расул Гамзатов и Омаргаджи Шахтаманов посетили школу в Ритлябе. Они взяли несколько стихотворений пробующего перо подростка для публикации. Вскоре эта поэтическая подборка была напечатана в республиканской газете. После окончания средней школы Магомеда Гунашева приняли на работу в районную газету. Проработав впоследствии несколько лет секретарем райкома комсомола, он вновь возвращается в журналистику – главным редактором газеты «Садовод», издававшейся в Унцукуле. Переехав в Хасавюрт, работал учителем аварского языка и дагестанской литературы Могилевской средней школе в Хасавюртовском педагогическом училище. Потом был назначен ответственным секретарем редакции хасавюртовской газеты «Насихат», а, выйдя на пенсию, работал здесь же литературным редактором.
Магомед Гунашев создал множество поэтических произведений, его добрые сказки полюбились дагестанской детворе. Он автор книг «Песни гор», «Вечный огонь», «Мои знаменосцы», «Избранное», «Дыхание сердца». На стихи М. Гунашева написан «Гимн Унцукульского района».
Обо всем этом мы узнали из различной литературы, а во время нашей встречи поэт рассказал нам печальную историю своих земляков и попросил передать это повествование как можно большему кругу людей, особенно молодежи.
В трагические военные годы в горских селах люди как-то привыкли к душераздирающим крикам женщин, часто доносившихся то с одного, то с другого авала (квартала). Матери, жены, сестры оплакивали своих близких и родных после получения похоронных сообщений. Но в ночь на 2 апреля 1944 года плакало все село. Люди узнали, что через неделю их высылают в чужие края, что придется оставить родные очаги и могилы предков. Годы стирают в памяти многое, но эти жуткие крики и плач оставили в детском сердце Магомеда Гунашева глубокую отметину. По постановлению СНК СССР от 9 марта 1944 года «О заселении и освоении районов бывшей Чечено-Ингушской АССР» территории четырех районов (Веденского, Шурагатского, Андалалского и Ритлябского) были заселены насильственно изгнанными из своих аулов жителями Дагестана (аварцами, лакцами, даргинцами и кумыками). Переселение происходило по плану, утвержденному постановлением Совнаркома и бюро обкома ВКП(б) от 15 марта 1944 года. Предусматривалось переселить 9160 хозяйств из 20 горных районов республики. Под угрозой насилия репатрианты были вынуждены оставить накопленное ими и их предками имущество. Накануне назначенного срока жители села поспешно собирали свой скарб.
Это происходило в условиях, когда основное население горных аулов составляли женщины и дети, а мужчины находились на фронте. На подводы укладывали лежачих больных и немощных стариков. У некоторых на руках были грудные дети.
День выхода из родного аула 9 апреля 1944 года выдался холодным, шел снег. Колонна людей и 16 повозок направилось в село Игали. Навстречу переселенцам выходили жители аулов, расположенных вдоль маршрута. Видя страшную картину, женщины горько плакали. Из-за сильного снегопада и сугробов переселенцы трое суток провели в селении Данух Гумбетовского района. Все эти дни старики лежали в повозках под снегопадом. Пробыв 18 дней в пути, 27 апреля 1944 года цатанихцы добрались до места постоянного проживания – село Центрой Саясановского района в Чечне. Из 16 повозок колонны шесть полностью разрушились в дороге.
Но самое страшное оказывается было впереди. В первые годы переселенцы столкнулись с трудностями и бедствиями: неподходящий климат, непривычные места, эпидемия малярии, отсутствие еды. Люди умирали от болезней и голода. Рассказывали, что в соседних селах обессилившие от голода люди были не в состоянии хоронить своих родных, и они сутками оставались без погребения.
Досыта наесться было несбыточной мечтой. Работали целыми сутками, не разгибая спины. По достижению совершеннолетия молодежь принудительно зачисляли в ряды колхозников. Если молодой человек после окончания учебы изъявлял желание продолжать учебу за пределами района, то многие председатели колхозов этому всячески препятствовали. Нужны были рабочие руки. Было не до поэзии. О детских садах тогда и мечтать не могли. Многие матери с люльками на спинах выходили на полевые работы.
Печальным результатом переселения явилось разрушение уникальной общины. Сплоченный джамаат распался на несколько населенных пунктов, далеко расположенных друг от друга. В радость и в горе близкие люди уже не могут собираться вместе. Молодежь не знает предков даже в третьем колене. Утрачены замечательные многовековые традиции и обычаи, многие плохо владеют бесценным сокровищем – родным языком.
Несмотря на столь безрадостную картину, Магомед Гунашев верит, что найдутся в молодом поколении энтузиасты, которые возродят былую славу своих отцов и дедов. Он лишь сожалеет, что преклонный возраст и болезни не дадут увидеть ему этот праздник на родной земле.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.